Купить билет Личный кабинет

Ему всего 25, а кажется, что в большом хоккее праворукий силовой форвард со времени суперлиги. И ведь правда – в КХЛ он дебютировал в далёком 2008-м, аж девять лет назад! Знакомьтесь, наш потенциальный новичок Максим Кицын.  

30 октября 2008-го Максим оформил хет-трик в ворота «Атланта». Тогда ему было 18 лет 10 месяцев 6 дней. Этот хет-трик вошёл в историю как самый юный – его до сих пор из молодых никто не превзошёл. Он – чемпион мира среди молодёжи-2011, вице-чемпион мира среди юниоров-2009 и левый крайний из чудотройки Кицын – Кузнецов – Тарасенко. Ему, большому таланту и новокузнецкому алмазу, после золотого МЧМ все пророчили великое будущее. Увы, с тех пор Кицын не может найти свою команду во взрослом хоккее и в полный голос заявить о себе.      

В 2012 году Кицына обменяли после неяркой концовки сезона в родной «Кузне» в нижегородское «Торпедо», но и там его дела не заладились. В итоге, в 2013-м форвард уехал в Северную Америку пробиваться в НХЛ в состав задрафтовавшего его «Лос-Анджелеса». Не вышло. За три сезона праворукий русский покорил только ECHL: 183 матча, 143 (73+70) очка, показатель полезности «+71». А вот в АХЛ ему поиграть толком не дали: в 29 играх 5 (4+1) очков за три сезона.

О ЖИЗНИ В АХЛ И ECHL

– Что представляет из себя ECHL (EastCoastHockeyLeague – Лига Восточного побережья США), где ты провел три сезона до прошлогоднего возвращения в Россию?

– Можно сказать, что эта лига, как наша ВХЛ. Единственное отличие в том, что там больше толкаются, а так очень похоже на нашу вышку. Все пацаны бьются, стараются, хотят попасть наверх.

– Ты, кстати, в прошлом сезоне поиграл в ВХЛ, там такой силовой борьбы нет?

– В Америке намного больше силовых приемов и драк. Самому тоже довелось драться, у нас Высшая лига менее контактная.

– Видимо, это зависит от площадки меньших размеров?

– Конечно. Во Владивостоке тоже коробка меньше, и я уверен, что стыков здесь больше, именно размер площадки диктует это.

– Тебе комфортней на какой площадке играть?

– Без разницы. Меньше площадка – меньше бегать, но разницы особо нет.

– А как тебе переход с маленькой площадки, на которой тренировки проходят утром на большую, где занимаетесь вечером?

– Немного тяжеловато, потому что основная площадка слишком маленькая. Не помню, чтобы такие коробки были даже в Америке. В этом плане надо немного привыкнуть.

– Как в ECHL живут иностранцы? Большие ли зарплаты?

– Когда ты играешь в АХЛ, то жилье ты снимаешь себе сам, платишь за него, за еду. А когда выступаешь в ECHL, то клуб предоставляет тебе жилье. На это не надо тратить свои деньги, но при этом зарплаты намного меньше, чем в АХЛ. Ребятам там не так сладко, но то, что тебе предоставляют жилье, очень сильно помогает экономить свои деньги.

– Какого плана жилье предоставляют?

– Специальные комплексы, апартаменты. Максимум два игрока команды живут вместе в одном комплексе, при этом никто не запрещает жить с подругами, женами. Также есть одноместные апартаменты. В этом плане классно там.

– Народ ходит на матчи? Арены большие?

– Я играл в двух городах на 10 и 9 тысячных аренах. В Калифорнии, когда выступал за «Онтарио», очень часто были аншлаги, а меньше шести-семи тысяч не приходило ни разу. В Манчестере было чуть меньше, но если команда играет хорошо, то люди будут ходить в любом городе. Везде посещаемость зависит от результата. Причем в любом виде спорта. Все любят победителей!

ДЛЯ АХЛ Я ДОЛЖЕН БЫЛ БЫТЬ ЛУЧШЕ

– В плей-офф за Кубок Келли (главный трофей лиги) удалось побороться только во втором сезоне? Почему не вышло в другие?

– В плей-офф выходили три года подряд. В первом сезоне команда у нас была техничная, молодая, но мы в чистую проиграли силовую борьбу, отсюда счет в серии 0-4. На следующий сезон команда была опытней, в атаке все в порядке, было кому создать, плюс стали жестче, в итоге дошли до финала конференции, но уступили в седьмом матче серии, хотя по ходу вели 3-1.

Во второй мой год там мы были очень близки к титулу, но не сложилось. В мой последний сезон в Америке команда у нас тоже была хорошая, классный тренер, мы ровно шли по сезону, но в конце регулярки случился непонятный спад, а в плей-офф мы не смогли вернуть свою игру и уступили.

– В плей-офф Кубка Келли ты играл против команды Игоря Бобкова?

– Да, выиграли 4-0. У нас тогда команда была опытней, исполнителей было больше. Боб классно играл в воротах, но одному ему было очень тяжело что-то противопоставить нам. Одну я ему точно забил, делал голевые передачи, но точных цифр не помню, давно это было.

– В ECHL уровень ниже, чем в АХЛ? Почему не закрепился в АХЛ?

– Да, разница есть и ощутимая. В ECHL больше спонтанности, какого-то случая, отскоки непонятные по всей длине площадки. В АХЛ больше все структурировано. С другой стороны, если сравнивать АХЛ и НХЛ, то в АХЛ больше неразберихи, в НХЛ все играют на своих местах. В АХЛ азарта больше, но правильности меньше.

– Сам для себя разобрался, почему не получилось закрепиться в АХЛ?

– «Лос-Анджелес» - очень глубокая организация в плане игроков. Смотришь в других командах АХЛ: нехватка игроков, защитники играют в нападении, а у нас по пять человек сидели в запасе, причем они могли бы спокойно играть в любой другой команде лиги. А в состав клуба АХЛ «Лос-Анджелеса» они не попадают. В мой второй год они стали чемпионами, а в первый сезон их остановил вратарь Гибсон, который сейчас играет в «Анахайме». В третьем сезоне тоже неплохо играли, команда была очень сильная. Я должен был быть лучше: лучше кататься, быть быстрее, чтобы закрепиться в АХЛ. Продолжаю работать, мне 25 лет, и эта та ниша, в которой я могу прибавить, что поможет моей игре.

СКИНУЛИ ПЕРЧАТКИ, ПОДРАЛИСЬ, ОБНЯЛИСЬ

– Кстати, первый гол в АХЛ у тебя вышел занимательным (от красной линии в «домик» вратарю)…

– Да. Нас заперли в зоне, мне отдали шайбу, был конец смены, я просто выбросил шайбу в сторону ворот соперника, а она подскочила, вратарь не ожидал такого кикса, и она зашла. Здорово, после этого я начал набирать очки в АХЛ. Гол не пахнет.

– В последний сезон в Северной Америке ты был ассистентом капитана «Манчестера». Не предлагали остаться?

– Наверное, меня рады были бы там видеть, но я ехал в Америку не для того, чтобы играть в ECHL. Лига хорошая, ко мне относились хорошо, но хотелось большего, и в тоже время пришло предложение из России. Я решил сменить обстановку, вернуться домой, доказать в том числе и себе, что могу играть на более высоком уровне. Надо было что-то менять, и я поменял.

– В «Онтарио» у тебя больше 200 минут штрафа. Скинуть перчатки – не проблема?

– Я большой, часто провожу силовые приемы, против меня тоже. Бывает, ты кого-то ударил, или тебя, не понравилось, ответил и понеслось. Скинули перчатки, подрались, обнялись, отсидели штраф и с новыми силами играть. После драки в этом же матче тебя уже не трогают. Во второй год там я подрался раз 16, но это для меня не главное. Я хочу забивать голы, отдавать передачи.

– Есть самый памятный бой?

– Наверное, с тафгаем команды, с которой у нас было дерби. Этот игрок дрался с Джереми Яблонски. Сам он маленького роста, я выиграл тот бой, потому что руки оказались длинней. Вот это запомнилось. Мой оппонент не побоялся выйти против Яблонски, выглядел в той драке очень достойно. Для меня подраться с ним, да еще и победить оказалось запоминающимся моментом.

– А в России с кем дрался?

– В России я дрался пару раз в Высшей лиге и один или два в КХЛ. В КХЛ против Оскара Осалы, когда он выступал за «Нефтехимик». Тогда у меня не было вообще никаких шансов. Он очень большой, сильный и знает, что делает. Счет к тому времени был 0:4, хотелось разрядить обстановку.

В «ЛОС-АНЖДЕЛЕСЕ» Я ВИДЕЛ, ЧТО НУЖНО ДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ СТАТЬ ЧЕМПИОНОМ

– Правда ли, что ты выучил английский, играя на приставке в хоккей?

– Это помогло. Хоккей, футбол на английском языке. Это дало определенную базу. Когда туда приезжаешь, то все, что учил в школе не так сильно помогает, как ты надеялся. Сидя каждый день в раздевалке, слушая партнеров, потихоньку начинаешь понимать и говорить. Все приходит с практикой.

 – Что в целом дала тебе Америка? Чему научила? И можно ли там чему-то научиться или там только требуют результата?

– Считаю, определенный опыт я приобрел. В плане подготовки к играм, к тренировкам. Находясь рядом с игроками НХЛ, каждый день много чему учишься, тем более, я был в системе «Лос-Анджелеса» – двукратных обладателей Кубка Стэнли. Ты видишь, что нужно делать, чтобы стать чемпионом. Плюс сама организация с высокими стандартами. Было классно повариться там, посмотреть на это все изнутри. Надеюсь, всё, что я там увидел, поможет в дальнейшей карьере.

– За три года не стал «американцем»?

– Нет, конечно. Люблю нашу страну, свой родной Новокузнецк, еду русскую, жена у меня русская, я русский.

– Супруга с тобой была за океаном?

– Второй третий год она ездила со мной, в первый был один. Ей понравилось в Калифорнии.

– А ты ел нормальную русскую еду?

– Да, она готовила, но больше интернациональные вещи.

БУДУЩУЮ ЖЕНУ ВСТРЕТИЛ НА ФУТБОЛЬНОМ СТАДИОНЕ

– Расскажи, как вы познакомились.

– Мы учились в одном университете, Лилия занималась легкой атлетикой. Однажды мы бегали с «Металлургом» на футбольном стадионе, я увидел ее, потом написал ей в социальной сети. Вот так потихонечку все и началось. Сейчас ждем ребенка.

– Летом переживал за «Кузню»?

– Да, очень неприятная история, но с другой стороны, мы ничего не можем с этим сделать. Очень много общаюсь с людьми, которые ничего не решают в новокузнецком хоккее, но очень переживают за него. Все сокрушаются, но как я понял, все уже давно было решено. Не знаю даже, что сейчас будет с новокузнецким хоккеем, со школой, посмотрим.

– За океаном отмечали, что твои главные плюсы – самоотдача и усердность, а сам как считаешь, какие твои главные плюсы, на что обратить внимание нашим болельщикам?

– Я стараюсь делать своих партнеров лучше. Неважно с кем играешь, смотришь на партнера, что он может сделать и пытаешься использовать его сильные качества. Например, сейчас я тренируюсь в звене с Ворониным и Яковлевым. Если Кирилл бежит, может завести шайбу в зону соперника, доставить ее на пятак, то надо использовать эти его качества, а не пытаться ставить его в такую ситуацию, когда ему н