Купить билет Личный кабинет

Нападающий СКА и сборной России – откровенно о наиболее ярких моментах своей карьеры

ЗАЧЕМ "ВЕГАС" ПОДПИСАЛ ШИПАЧЕВА?

– Летом 2015 года вы выкупали контракт, чтобы отправиться в НХЛ. Слышал, что сумма составила 500 тысяч долларов.

– Нет, это неправда.

– Больше?

– Нет, меньше.

– В минус не ушли, когда подписали контракт с "Питтсбургом"? У вас там было 925 тысяч плюс бонусы, но их вы точно не выбили, а еще ведь налоги.

– То на то и получилось.

– Не зря?

– Нет, плохой опыт – тоже опыт. Я научился там тому, как нужно работать в зале, понял, какие упражнения мне больше подходят. Почерпнул это благодаря тренерам по физподготовке. Они в Питтсбурге были очень хорошие. Давали очень интересные и эффективные программы.

– Момент с обменом в "Аризону" получился довольно забавным, вам пришлось раздевалку менять перед матчем.

– Да я не был шокирован. Я давно этого ждал, давно просил обмена. Если помните, "Питтсбург" ужасно начал сезон и даже Кросби не набирал своих очков на протяжении 20 игр. С поля не уходил, а очков не было. Понятно, что до меня там дело и не доходило. А еще после подписания контракта и определения ими моего места в команде они обменяли из "Торонто" Кессела с большим контрактом. Потом еще кто-то выздоровел, кто был на контракте, на кого весной не рассчитывали. Сразу после всего этого стало ясно, что кто-то из них будет играть на той позиции, куда брали меня. Был удивлен лишь тому, почему так поздно произошел обмен, хотя можно было сделать это намного раньше. Все понимали, что в "Питтсбурге" играть я не буду. И главный тренер мне сказал: "Ты не будешь играть". Мы тогда вроде бы пришли к общему знаменателю и договорились, но вскоре мне сказали: "Извини, у нас не получилось тебя обменять". И оставили посидеть еще немножко – два месяца.

– Не жалели, что подписали контракт с "Питтсбургом"? Вами пол-лиги интересовалось.

– Да, знал бы, как сложится, хотел бы подписать контракт с каким-то другим клубом.

– С клубом попроще?

– Может быть, попроще. Но лучше бы было оказаться там, где я нужнее.

– Что бы это была за команда?

– Сейчас сложно говорить, надо составы смотреть: кто уходит, кто приходит, где места освобождаются. Что за тренеры, что за генеральный менеджер. Такая довольно сложная работа – больше для агента, наверное, чтобы подобрать оптимальный клуб, где лучше всего получится себя проявить.

– Вадим Шипачев подписал контракт еще весной и по сути прогадал, потому что неправильно подошел к выбору?

– Скорее – это личное дело каждого человека или организации как поступать. Единственное, что я не понял во всем этом: человека с его видением хоккея подписали на такие деньги, но не нашли к нему партнеров.

– У Вадима были проблемы с английским.

– Вы же понимаете, что прежде чем подписать человека, они знают, кто он, знают, какие у него будут проблемы, знают его стиль игры, знают его худшие и лучшие качества.

– У них тогда один человек в составе был.

– Но они же все равно рассчитывали на того, кого подписывали. Имели представление о том, кого заберут на драфте расширения, моделировали ситуацию. Явно понимали, что тот или иной парень будет играть вот здесь. И понятно, что хотели брать хоккеистов, которые будут с ним в атаке слева и справа. Но не все всегда складывается так, как ты планируешь.

– Получается, что ситуация у Шипачева была немного похожа на вашу.

– В принципе, да. Вадим очень силен в большинстве, а в НХЛ все говорят, что это место надо "заслужить". Вадиму нужен был лишь шанс сыграть с теми, с кем он сможет сыграть в пас и в большинстве на своей точке. Может быть, он его бы и получил, если бы остался, но теперь уже нет смысла об этом говорить.

– У Вадима было два реальных варианта от клубов НХЛ, но он сказал: "Все, хватит, я еду в Россию".

– У него жена, дети. Ты в другой стране, психологически тяжело. Понимаю Вадима прекрасно, потому что был в его ситуации. Но ему еще сложнее было, потому что есть дети. Он эмоциональный человек. Знаю, что в Америке просят всегда быть на позитиве и улыбаться, но большинство русских такие люди, что не могут улыбаться, когда "на душе кошки скребут". Думаю, это было проблемой и для меня, и для него.

Сергей ПЛОТНИКОВ. Фото Никита УСПЕНСКИЙ
Сергей ПЛОТНИКОВ. Фото Никита УСПЕНСКИЙ
 

СКА ОБМЕНЯЛ ПРАВА НА МЕНЯ – ВЫБОР БЫЛ ПРОСТЫМ

– В "Аризоне" с вами не стали продлевать контракт, но была ли возможность остаться?

– Если честно, я туда уже приехал доигрывать сезон, потому что когда переехал, то в команде были какие-то связки. Понял, что не дадут сыграть во втором звене или в большинстве.

– "Аризона" была одной из худших команд в лиге. Все равно не видели возможности кого-то подвинуть?

– Я не знаю. Мы просили с Виктором Тихоновым, чтобы нас вместе поставили. Тренер пообещал так сделать, сказал, что они думали так поступить, но в итоге мы так вместе ни разу и не сыграли.

– Четвертое звено с Бойдом Гордоном и Джорданом Мартинуком у вас было достаточно веселое.

– Там тяжело было играть, но не в физическом плане, а именно играть в нашем понимании этого слова. Сложно было, хотя я говорил, что могу и так, и так действовать. Но делал то, что говорил тренер, ни шагу влево, ни шагу вправо – это нереально тяжело. Понимаешь, что можешь сделать, а надо просто шайбу закидывать и бить… В этих жестких рамках сначала я не всегда понимал, что мне можно, а что не нужно делать. Но со временем, с игровой практикой становилось легче и некоторые вещи доходили до автоматизма.

– Дэйва Типпетта считают апологетом жестких схем. Так и было?

– Не думаю. Вольности позволяли, но не нашему звену. Я видел, как Типпетт работает с другими игроками и мне нравилось, что он от них требовал.

– То есть вы бегали строго по рельсам?

– Грубо говоря, да.

– Когда доигрывали в "Аризоне", уже точно знали, что вернетесь в Россию?

– Я понимал, что не будет нормальных предложений из НХЛ, а мне хотелось вернуть свою уверенность, свое психологическое состояние привести в норму, чтобы не потерять себя в следующем сезоне. Остался бы еще на сезон, и можно было растерять то, что имел.

– СКА был единственным вариантом?

– Вариантов в принципе не было. Права на меня обменяли, какой у меня был выбор? Тем более сильная команда, знакомый и привычный для меня тренер, который знает, как я могу играть, и я знаю его требования. Несложный выбор для меня. 

Сергей ПЛОТНИКОВ (№61) в "Питтсбурге". Фото USA TODAY Sports
Сергей ПЛОТНИКОВ (№61) в "Питтсбурге". Фото USA TODAY Sports
 

КАНАДЦЫ СДЕЛАЛИ ШАГ ВПЕРЕД В ТРЕНИРОВОЧНОМ ПРОЦЕССЕ

– Вы удивлялись тому, что Сидни Кросби в "Питтсбурге" всегда старается всех поддержать.

– Он как бы должен это делать. Потому что капитан. Лицо команды, да и всей лиги. И вести себя ему нужно соответствующе. Что он и старается делать.

– Чем еще он вам запомнился?

– Он очень работоспособный. Никогда не расслабляется на тренировках. Всегда тренируется в полную силу, показывает свой максимум и заставляет остальных тянуться за собой. Это огромный плюс, особенно когда много молодых игроков. Глядя на него, они стараются подражать. И если видят, что он идет в зал – тоже пойдут.

– Кажется, Никита Филатов рассказывал, что обалдел, когда увидел, насколько у Кросби сильно раскачаны ноги. Вас эти "банки" не удивили?

– Нет, не особо. Думаю, просто в связи с небольшим ростом это выглядит внушающе.

– Какое у вас главное впечатление от тренировок с Кросби?

– Мощь. Это реально мощный хоккеист. Помимо технических данных, он в "физике" на порядок сильнее большинства игроков лиги.

– То есть, условно, если вам поднять "физику" до его уровня, можно к нему приблизиться?

– Понимаете, с этим игроком с детства занимались профессиональные тренеры. Подбор упражнений был грамотным. Это же тоже закладывается не в 30 лет. Когда все в совокупности идет, правильно и в правильном возрасте – конечно, твоя "физика" растет очень быстро. А если у тебя нет тренера, и ты занимаешься сам – сам и доходишь до того, что нужно делать, а что нет. Если бы у каждого было так, как у Кросби, многие из нас – особенно из России – играли бы там на высоком уровне.

– Не готовим мы суперспортсменов?

– У них именно с детства многих ведут. Поэтому им легче. Плюс – всякие лагеря, физподготовка грамотная. И в этом плане они сильнее.

– Получается, нам, и вам в том числе, не хватает школы? Вы начинали в Комсомольске-на-Амуре, потом Хабаровск. Были там по сути предоставлены сами себе.

– Не совсем, конечно. Я имею в виду, что они сделали шаг вперед раньше, чем мы, не в хоккее, а в тренировочном процессе. В зале, в том, что грамотный подход не только с физикой. Чтобы ты был и сильным, и быстрым.

– Внимание на взрывную работу ног и сохранение эластичности мышц?

– Да, да. Они раньше нас поняли, что необязательно, скажем, брать большие веса. Что можно и без них тренироваться так, что ты будешь сильнее и быстрее. По экипировке и технологиям отстаем. То, что сейчас есть у них – до нас еще только доходит.

Сергей ПЛОТНИКОВ (№16). Фото Юрий КУЗЬМИН, photo.khl.ru
Сергей ПЛОТНИКОВ (№16). Фото Юрий КУЗЬМИН, photo.khl.ru
 

ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК ПАДАЕТ, ПОЧЕМУ МНЕ ДАЮТ 2 МИНУТЫ?

– Николай Прохоркин говорил, что в КХЛ не обращают внимания на зацепы, что плохо. И в то же время не дают возможности навязывать силовую борьбу. Вы как раз часто применяете силовые приемы.

– Я полностью с ним согласен. Удаляют много за физический контакт. Хотя в большинстве случаев… Если ты оказываешься сильнее в борьбе, и человек падает, то почему мне дают две минуты? Почему не сделать так, чтобы заставить его работать, чтобы не падал? А зацепы – это те удаления, которые не зависят от физической силы. Если цепляют – значит, не успевают. Значит, ногами недорабатывают.

– На Евротуре судейство отличается?

– Да. Приходится перестраиваться. На Евротуре дают бороться. При физическом контакте дают только те удаления, которые были явными. А с подножками и зацепами – дают все, что должны. Хочется, чтобы в КХЛ тоже давали бороться, позволяли силовую борьбу, а не удаляли. Чтобы ты мог отобрать шайбу.

– В НХЛ к силовой борьбе еще более лояльно относятся?

– Примерно так же, как на Евротуре судят. Дают только явные удаления. Которые никто не будет оспаривать.

– Насколько выше за океаном интенсивность? Вы, как габаритный игрок, ощутили, что если здесь проводится один силовой прием в минуту, то там может быть три за десять секунд.

– Все равно это из-за размера площадки. Не важно, сколько хитов и кто сделает за какой промежуток времени. Разница в том, что там все быстрее за счет площадки. Потому что меньше приходится двигаться. Надо быть быстрее, но перемещаться приходится меньше.

– Веселее играть на маленькой площадке?

– Кому как. Для зрелищности, наверное, лучше.

Ханну ЙОРТИККА. Фото Олег КИРЕЕВ
Ханну ЙОРТИККА. Фото Олег КИРЕЕВ
 

У ЙОРТИККИ МОГ "ПОПАСТЬ" КАЖДЫЙ

– Чего только ни слышал о методах экс-тренера "Амура" Ханну Йортикки. Какие они на самом деле?

– Так скажем, специфический он тренер.

– Слышал такое: тренировки по 15-20 минут в бешеном темпе, а в остальное время все были предоставлены сами себе.

– Тут как раз тот самый вопрос тренировочного процесса: он хотел, чтобы мы не просто сильные были, но еще быстрые. Это сыграло свою роль. Особенно в домашних матчах. Мы очень хорошо проводили начало игр. Конечно, не 15-20 минут было. Это преувеличение. Минут 30-40 мы тренировались. Нам заранее говорили, какие будут упражнения, чтобы на занятии не было никаких пауз. Чтобы постоянно все были в движении.

– Йортикка – своеобразный тренер в тактическом плане. Атаки часто начинались броском из средней зоны при очень активной расстановке. Вы встречали в карьере, чтобы кто-то еще играл настолько агрессивно?

– Думаю, что нет. Не каждый раз там был заброс. Но он крайне негативно относился к потерям на синей линии. Если есть возможность войти в зону самому – входи. Но если вдруг не сможешь – будут вопросы. Весело вспоминать ту команду, тот хоккей, но играть было не слишком весело. Потому что все равно от Ханну было постоянное психологическое давление. И не все выдерживали. Надо было пройти закалку характера, чтобы выстоять и не прогнуться. Кто прогибался – пропадал.

– У Раймо Сумманена была фишка: не кричать на молодых. Потому что если наорать на опытного, молодые и так все поймут.

– У Ханну мог "попасть" каждый. Даже вратарь. Независимо от того, кто ты, что ты, где играл, что выиграл. Если не показываешь тот хоккей, который он хочет видеть – будешь получать.

– Нападающий Алексей Косоуров рассказывал, что Йортикка очень негативно относился к России, постоянно повторял "Fuck Russia".

– Не буду врать, не помню, было ли "Fuck Russia" или чтобы он про Россию что-то говорил. Давно было. Но то, что Ханну всегда нецензурно выражался – это было.

Сергей ПЛОТНИКОВ в серии против "Локомотива". Фото photo.khl.ru
Сергей ПЛОТНИКОВ в серии против "Локомотива". Фото photo.khl.ru
 

ЗАБИЛИ ПЯТЬ ГОЛОВ, И МОЖНО ИДТИ ЗА ПИВОМ

– Вы сами себя всегда характеризовали как рабочую лошадку.

– Немножко по-другому: я всегда говорил, что могу сыграть по-разному. Если надо играть жестко и таскать рояль – буду таскать. А если нужно играть в пас, играть в хоккей красиво – я всегда смогу и это сделать.

– Вас часто ставят на пятак.

– Там бывает больно. Бывает просто неприятно. Но кто-то должен там стоять. Если ставят – значит, у меня лучше получается. Значит, это тоже какой-то плюс для меня. И от этого отказываться тоже глупо.

– Что нужно знать, чтобы играть с Ковальчуком и Дацюком? На что обращать внимание?

– Да ничего особенного. Надо просто вовремя передачи отдавать и все, потому что есть Илья, который всегда заряжен на бросок. Знаю, что Паша всегда притащит шайбу в зону, а при потерянной шайбе мне нужно пойти сразу в отбор. Я знаю, что это моя работа – отобрать шайбу, чтобы мы продолжали играть в зоне атаки.

– Чему вы у Дацюка научились?

– Тяжело чему-то научиться. То, что он делает, делает только Паша. Наверное, выделю работоспособность. Ему столько лет, а человек в такой форме. И ты понимаешь почему, глядя, как он работает. Каждый день его можно найти в зале.

– Иногда вы выдаете что-то в стиле Дацюка, как в серии с "Локомотивом" в финале конференции. Почему нельзя это на поток поставить?

– Наверное, не так много времени шайба у меня находится.

– Вы с этом миритесь?

– Приходится.

– Приходится или миритесь все-таки?

– Второе слово.

– Если бы вы играли в команде попроще, у вас бы шайба постоянно была на крюке.

– Думаю, что да.

– Но лучше играть и завоевывать трофеи в такой команде?

– Ну, если вернутся к вопросу, почему ушел из "Амура", то говорил, что хочу расти и играть ради того, чтобы просто играть – как-то неинтересно. Хочется побеждать. Для меня на первом месте стоит успех, потому что он показывает истинный уровень хоккея. Если команда выигрывает, значит ты вместе со всеми выступаешь хорошо. А если ты просто набираешь очки, но твой клуб уступает, то это не показатель твоего уровня.

– Хорошо помню, как вы сказали, что вам в КХЛ не хватает напряженных матчей. По-прежнему так?

– Думаю, было бы интереснее, если бы в каждой игре была заруба 2:1 или 3:1. С одной стороны хорошо, что мы умеем реализовывать моменты и забивать быстрые голы, но после уже тяжело играть в эмоциональном плане, чтобы весь матч как от молотка, постоянно идти атаковать. Потому что ты понимаешь, что забили пять голов, и навряд ли что-то произойдет.

– Условно, можно идти за пивом.

– Грубо говоря, да.

– Таких игр достаточно много у СКА. Матчей, в которых нужно выкладываться полностью, – от силы 30 процентов.

– Не в этом дело. Просто хочется, чтобы каждая команда в лиге выступала на своем уровне, выкладывалась и давала бой. Все от этого будут только в выигрыше.

– Что для этого нужно делать? Игроков распределять по клубам или сделать так, чтобы все стали такими же богатыми, как СКА?

– Вопрос в цене клуба не стоит. Посмотрите на "Нефтехимик" в этом сезоне, ну ведь никто не рассчитывал, что они так хорошо будут играть. А кто у них есть из именитых?

Шон СИМПСОН. Фото photo.khl.ru
Шон СИМПСОН. Фото photo.khl.ru
 

ЗАЧЕМ НУЖЕН ИНОСТРАННЫЙ ТРЕНЕР, КОТОРЫЙ ХОЧЕТ СРУБИТЬ ДЕНЕГ?

– Вы говорили, что стиль Шона Симпсона не подходил "Локомотиву". Почему?

– Выражение "не подходил "Локомотиву" уместнее всего здесь. Выбор тренеров и иных кадров – это не дело игроков, это уже потом пришла оценка его работы. У нас был классный коллектив, но как-то с самого начала почувствовалось, что Симпсон не был заинтересован в результате, использовать наши сильные стороны. У нас была молодая быстрая команда, готовая бежать, грызть, биться, постоянно в прессинге быть. Для нас не было проблемы постоянно находить силы, потому что все были молодые с желанием показать себя. Стиль Симпсона нас немножко усыплял, не давал волю нашим эмоциям, чтобы мы постоянно были заряжены и активны. Получалось так, что "Локомотив" играл в вялый хоккей, потому что сюда идти нельзя, туда тоже, постоянно откатываться.

– Симпсон ставил рельсы?

– Ну, не рельсы, но все равно стиль отката точно был не для того "Локомотива". Каждый был готов в той команде доказывать и показывать свою состоятельность, а через оборонительный хоккей не покажешь то, на что способен.

– Как вообще к иностранным тренерам относитесь?

– Если это хороший тренер – я всегда "за", потому что он принесет что-то новое и интересное. Когда так – и хоккей будет тоже будет хороший и интересный, его работа будет приносить плоды. А когда приезжают просто, грубо говоря, срубить денег, когда нет желания чего-то добиться, зачем он здесь нужен?

– В нашем хоккее часто приходится слышать, что тренера не то, что сливают, но делают многое, чтобы он не остался.

– Например?

– В "Локомотиве" невзлюбили Кудашова, получили в итоге Квартальнова.

– Первый раз об этом слышу. Наоборот, ребятам очень нравился Кудашов.

– Летом было так, а в ходе сезона мнения изменились. "Локомотив" в последних матчах при Кудашове выглядел ужасно.

– Ну, я могу сказать, что у всех бывают провалы. В прошлом сезоне у них тоже были неудачи, еще и хуже. Но они выбрались и выступили хорошо в плей-офф.

– И все же – во многих клубах есть нечто вроде совета игроков, обладающего большим влиянием, в том числе – на судьбы тренеров.

– В "Локомотиве" такого точно нет. Насчет других клубов не знаю.

Администрация Приморского края

Партнеры хоккейного клуба «Адмирал» сезона 2018/2019

  • Титульный партнёр
  • Генеральный спонсор