Купить билет Личный кабинет

Валерий Брагин – об итогах молодежного чемпионата мира-2018 и развитии хоккея в нашей стране

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С БОЛЬШИНСТВОМ?

– Каким вам видится поражение от сборной США в четвертьфинале (2:4) через две недели, когда все эмоции давно улеглись?

– В моральном плане в такую ситуацию я попал в первый раз. Она очень неприятна, до сих пор на меня давит, и сердце по-прежнему ноет. По возвращении домой спастись от этих переживаний помогает только семья. Но если смотреть на произошедшее в Баффало сейчас, то со стороны тренерского штаба в плане подготовки было сделано все.

– Что случилось с большинством (худший процент реализации среди всех участников чемпионата мира - 1 из 20) ведь на предыдущих турнирах с данным компонентом особых проблем не возникало?

– На этот раз оно не сработало. Мы искали разные варианты, надеялись на одних ребят – у них ничего не пошло. Тогда решили упростить схему розыгрыша. Забили один гол и все. (После паузы.) Наверное, весь турнир надо будет оценить позднее, когда все внутри остынет.

– Может, проблема в уровне игроков?

– Главная сложность заключалась в том, что никто из ребят за исключением травмированного Дронова, который не смог поехать в Баффало, не играет в КХЛ на постоянной основе. Год назад в сборной были КапризовВоробьевПолунин. Они не просто выходили в своих клубах на несколько минут за матч. Им давали возможность играть в большинстве, и такой опыт никакими тренировками не заменишь. У представителей нынешней сборной его не хватало. Мы все максимально упростили, просили действовать по трафарету, откидывать шайбу на синюю линию, бросать и активнее работать под воротами.

– Со стороны казалось, что как и в прошлые годы, команда прибавляет по ходу турнира. Почему прежние методы не сработали в нужный момент?

– Надо было забивать американцам при счете 2:2. Вот и все. Забрось в той ситуации мы, то выиграли бы. Сборная США тоже очень серьезно готовилась к матчу, выложилась в эмоциональном и физическом планах до такой степени, что в полуфинале, который я смотрел, шведы их без проблем победили. Шансов у американцев не было.

У РЕБЯТ БЫЛО МАЛО ОПЫТА ИГРЫ В КХЛ

– Два года назад российская сборная 1998 года рождения была лучшей в мире. Что с игроками этого возраста произошло за это время?

– Сходу сложно сказать, что с ними случилось. Но самый главный показатель для меня – это сколько игроков молодежной сборной регулярно выходят в своих клубах в КХЛ. Много? Вот и весь ответ.

Есть еще один момент. Почти все ребята 1998 года пропустили юниорский чемпионат мира из-за дела с мельдонием. Международного опыта им не хватило. Только КостинСвечников и Саморуков сыграли. Не случайно, что первые двое хорошо проявили себя сейчас.

– Но челябинец Кравцов, стабильно играющий в "Тракторе", на чемпионат мира не попал.

– Надо не забывать, что турнир проходил на маленьких площадках, где меньше пространства и больше борьбы. Говорить о недостатках конкретного игрока мне бы не хотелось, но Кравцов не попал в окончательный состав по объективным причинам.

– КХЛ должна помогать российскому хоккею радикальными методами, заставляя клубы больше доверять молодежи?

– Квота на молодежь ведь есть и сейчас. Еще ее увеличить? Сложный вопрос. Сейчас молодые ребята оказываются в КХЛ 19-м и 20-м по счету игроками. Часто их просто держат на лавке в ответственные моменты. Перед этим сезоном в ВХЛ тоже ввели хорошее правило, касающееся молодежи. Но еще надо, чтобы эти парни были 17-м и 18-м игроками. Тогда у них появится больше шансов вырасти, что в конечном итоге пойдет на пользу молодежной сборной.

– В советские времена было принято разговаривать с тренерами клубных команд и о чем-то их просить, например, дать больше шансов кандидатам в молодежку. Сейчас это реально?

– Ребята в КХЛ выходили, но всего на несколько минут в четвертом звене. Номинально опыт игры с мужиками они имеют, как МанукянАлтыбармакян. Но для сборной нужен совсем другой опыт. Хотя у того же Манукяна на чемпионате мира было много моментов. Почти в каждой игре. Увы, он ничего не забил. Что касается разговоров, то я общался, например, с Дмитрием Квартальновым. Он в "Локомотиве" ставил и Каюмова, и Иванова, давая им много игрового времени. Пошел навстречу не только клубным интересам, но и тем самым сборной помог. Хотя эти нападающие нравятся самому Квартальнову, и он доволен тем, как они себя проявили на тренировках и в матчах. Каюмова немного выбила травма. И всегда был на связи с Олегом Знарком. Много обсуждали с ним молодых игроков, и он, в интересах молодежной сборной давал больше игрового времени Мальцеву и Алтыбармакяну.

КОСТИН И СВЕЧНИКОВ

– Правда, что по Костину были сомнения и решающим в его попадании в сборную стал ваш голос?

– Он из-за операции на плече пропустил полгода. Я смотрел игры с его участием в начале нынешнего сезона и перед Суперсерией с канадцами в ноябре. Он был совсем разным, что легко объяснимо. После долгой паузы Костин начал играть хорошо на эмоциях, но потом с ним случился ожидаемый провал. Я ему позвонил в Северную Америку и сказал, что если хочешь попасть на чемпионат мира, то должен самостоятельно подготовиться по конкретной программе. Он ответил, что все понял. И когда Костинприсоединился к команде на последнем сборе в Рочестере, то выглядел более-менее. Мы в тренерском штабе всегда спорим по каждой кандидатуре, оцениваем "за и против", но остро вопрос по Климу не стоял. Мы дали ему сыграть в двух контрольных матчах. Первый дался ему тяжело, во втором выглядел уже получше. Было видно, что у него есть и габариты, и мастерство, и понимание игры.

– Костина можно сравнить с Гурьяновым – одним из лидеров прошлогодней молодежки, который сейчас затерялся в АХЛ?

– Клим, как игрок, – потоньше.

– Вы видели слова Костина в интервью "СЭ" о том, что до отъезда в АХЛ полгода в "Динамо" из него делали клоуна?

– Я не могу комментировать их, поскольку не владею ситуацией.

– Свечников для 17-летнего хоккеиста выглядел неплохо. Не было мысли дать ему больше игрового времени, например, в большинстве?

– Он приехал в сборную после травмы, успев сыграть всего несколько матчей за клуб после возвращения в строй. Неизвестно, как бы Свечников показал себя в условиях повышенной нагрузки. Мы могли его загнать. Со своей стороны пытались искать разные варианты, чтобы разбудить тех, от кого ждали хорошей игры до начала турнира. Я не умаляю таланта Свечникова. Он и Костин – самые одаренные ребята в этой команде. Но ведь в 17 лет играть на равных с теми, кто старше тебя – очень тяжело. Вспомните, как выглядели на первых для себя молодежных чемпионатах мира Сидни Кросби и Коннор Макдэвид? Их никто не кидал в пекло и не требовал сразу результата. Два года разницы – это много.

– Если брать тех, кто проходил через ваши руки – от Малкина с Радуловым до Кузнецова с Капризовым, то Свечников стоит с ними по задаткам в одном ряду?

– По своему таланту – да. Но за полгода все может в таком возрасте поменяться как в одну, так и в другую стороны. Мне нравится отношение Свечникова к делу. Не детское, а уже профессиональное. Он все время сосредоточен на хоккее, внимательно слушает старших и старается делать на совесть любой элемент. То же самое могу сказать и про Костина. Это обучаемые ребята, что в их возрасте очень важно.

– Через год на них стоит рассчитывать или оба уже заиграют в НХЛ?

– Тяжелый вопрос. Если Свечникова высоко выберут на драфте, то могут сразу дать возможность попробовать свои силы в НХЛ.

ЕСТЬ ВОПРОСЫ К ПОДГОТОВКЕ НАШИХ ЗАЩИТНИКОВ

– Какие вещи необходимо поменять в молодежном хоккее, чтобы наши игроки и сборная были конкурентоспособными по сравнению с другими командами?

– Основная головная боль – защитная линия. Из год в год эта проблема остается. Появляются иногда отдельные игроки. Но в целом ничего не меняется. Я не понимаю, как так может быть. Посмотрите на канадских и шведских защитников. Они действуют как нападающие: двигаются, могут пройти соперника один в один, творят невероятные вещи на чужой синей линии. Нашим форвардам против них тяжело играть!

– Что делать?

– Я уже не в первый раз говорю, что в клубах должны больше индивидуально заниматься с защитниками. Еще в советское время после каждой тренировки 10-15 минут у нас шла работа над отдельными элементами. С разворотами, ускорениями, передачами на синей линии и так далее. Как для нападающих, так и для защитников.

– Будь в сборной России условный Расмус Далин или Кайл Макар, то команда бы играла по-другому?

– Конечно! Если игрок с шайбой оказывается на чужой синей линии, то от него многое зависит. Такой человек способен управлять действиями всей пятерки: и пас может отдать, и бросить сам, и на ложном замахе обыграть опекуна, создав численное преимущество на определенном участке, и к дальней штанге спуститься. Вариантов масса. В этом и плюс команды, у которой есть защитники данного плана.

– Почему российская система подготовки молодежи уступает другим странам?

– У нас слишком рано начинают играть на результат. Это нонсенс! Какая игра на результат может быть в восемь лет?! Дети закрепощаются, находясь под давлением и постоянно бояться совершить ошибку. Как можно научиться играть защитнику на чужой синей линии, если ему запрещают рисковать? Тогда как тот же швед имеет возможность в такой ситуации отрабатывать катание, технические элементы, владение клюшкой. Насколько я знаю, в нашем детском хоккее запрещено использование силовых приемов до определенного возраста. Посмотрим, как это со временем поможет прибавить ребятам. Ведь в ситуации, когда тебя никто не тол