Купить билет Личный кабинет

Обозреватель "СЭ" побеседовал с форвардом первого звена "Тампы", представителем большой хоккейной семьи, племянником двукратного обладателя Кубка Стэнли Вячеслава Козлова.

Игорь РАБИНЕР из Тампы

ФИЛЬМ О РУССКОЙ ПЯТЕРКЕ

Уникальность Владислава Наместникова – уже в том, что он первый представитель российской энхаэловской династии. Его отец Евгений, защитник, в 90-е годы провел 44 матча за "Ванкувер""Айлендерс" и "Нэшвилл". А вот дядю знают все – двукратный обладатель Кубка Стэнли Вячеслав Козлов, родной брат мамы Влада, был частью Русской Пятерки. Весной, кстати, в Америке о ней выйдет фильм – и вечером после первого дня звездного уик-энда в Тампе дома у Никиты Кучеровау них было нечто вроде предпросмотра. И Наместников с большим интересом смотрел на родного человека, возможно, открывая его для себя с какой-то новой стороны.

– Фильм очень хороший получился, – говорит форвард "Тампы". – Интересно было послушать, как о дяде отзывались партнеры. Даррен Маккарти, например, сказал, что он все время хмурый ходил. И добавил, что Слава – такой человек, который ни под кого не подстраивался, всегда был самим собой, и его надо было принимать таким, какой он есть.

Когда говорю Владу, что у него – первая семья из России в НХЛ, он всем своим видом показывает, что этого не знал. Широко улыбается, преисполняется ощущения важности этого факта.

– С такой родословной у вас были шансы чем-то другим в жизни заняться? – спрашиваю Наместникова. И слышу моментальное: "Никаких!"

В какой-то момент в детстве он расхотел играть в хоккей. И тогда веское слово сказала... мама. У отца, как и у дяди, в разгаре были собственные карьеры, уделять ему слишком много внимания они не могли, и мама буквально заставила его играть. Возила на тренировки, убеждала – и он по сей день благодарен ей за ту настойчивость.

Беседую с Кучеровым о Наместникове, и он тоже упоминает его семью: "Того, что происходит сейчас, Влад заслуживал давно. Он молодец – прошел через все трудности, старался, стоял на своем. Повезло, что у него батя – тренер. Отличный тренер, отличный папа. Говорит ему: работай, улучшай свою игру, не расстраивайся – и все придет. Плюс собственный характер Влада. Из-за всего этого он так сейчас и играет, а мне с ним в звене очень удобно".

К трудностям мы еще вернемся, а пока – о бате.

– Мы и сейчас созваниваемся практически после каждой игры, – говорит Наместников. – Указывает на ошибки, на то, что можно делать лучше. Считаю, мне это очень помогло. И то, что папа вообще всегда меня поддерживал.

– Он не рассказывал, почему у него не получилась долгая карьера в НХЛ? – спрашиваю Влада. – Не говорил об ошибках, которые вам нельзя повторять?

– Думаю, дело не в ошибках. Он был защитником небольшого роста. А раньше в обороне клубов НХЛ в основном играли огромные ребята, упор делался на силу, а не на катание и скорость. Но считаю, что у него все равно была хорошая карьера, он многого добился и не сожалеет ни о чем.

Но и отец, и Козлов – это еще не все на тему хоккейной семьи Наместникова. Еще один его дядя – известный в прошлом нападающий "Флориды" Иван Новосельцев, отыгравший пару сотен матчей в НХЛ – и, кстати, сделавший дубль в своей первой игре.

– Жизнь так сложилась, что мы с ним пересеклись в "Химике", когда я в 16 лет проводил в высшей лиге первый взрослый сезон. А он там заканчивал карьеру, – рассказывает Наместников.

– От "стариков" родственник вас защищал?

– Я сам себя в обиду не давал! Да особо это и не нужно было. В команде были нормальные ребята, которые меня во всем поддерживали.

Стив АЙЗЕРМАН. Фото REUTERS
Стив АЙЗЕРМАН. Фото REUTERS
 

АЙЗЕРМАН УЗНАЛ ЕГО ЕЩЕ РЕБЕНКОМ

Козлов вспоминает: "В 97-м мы с Ларионовым привезли Кубок Стэнли в Воскресенск. Собрался полный дворец спорта. Помню, что туда пришли и мой пятилетний племянник Владик, и дедушка, и родители".

Услышав такую историю и зная, как Наместников бредил НХЛ, я подумал было, что эта мечта появилась у него как раз в тот день. Но все оказалось более прозаично.

– Сам я того момента особо не помню – слишком маленький еще был. Но в фойе "Химика" висят фотографии – и как-то раз я их увидел и начал вспоминать. Символичный, надеюсь, момент: я с Кубком Стэнли рядом стою. Конечно, тогда я ни о какой НХЛ не мечтал. Не знал еще, что это такое. Хотя на коньках уже катался – отец поставил меня на них в три. Это было в Солт-Лейк-Сити.

В будущей столице зимней Олимпиады Наместников-старший играл за команду ИХЛ (тогда она котировалась выше АХЛ) "Юта Гриззлиз". Сначала сын ездил со стульчиком, а отец его держал, – видел Владислав и такие фотографии.

Позже Наместниковы переехали в Детройт. Влад уже вовсю занимался хоккеем, и тогда дядя Слава сделал ему волшебный подарок – несколько раз сводил в раздевалку "Ред Уингз", когда там была вся команда.

– Вот это я хорошо помню. На многие игры ходил, в раздевалке знакомился со всеми. Был запомнившийся момент. Один известный актер тоже пришел в раздевалку, а я его испугался и убежал.

Пожал тогда Влад крохотной ручонкой и руку своего будущего генерального менеджера. Стив Айзерман, с которым я в Тампе тоже пообщался, маленького Наместникова припоминает. И говорит, что также встречал его с родней в Бирмингеме, городке под Детройтом, куда на детскую площадку выводил "выгуливать" дочек. Наместников уточняет: "С тетей в парке гуляли".

Такие вот в жизни бывают пересечения. Будут в его жизни и другие, и самое удивительное – в фарм-клубе "Тампы", "Сиракьюз Кранч". Но к этому мы еще вернемся.

– Согласны с тем, что с Айзерманом вам, русским, в "Тампе" сильно повезло?

– Да, это для нас большой плюс: Стив играл с русскими, знает, как они думают и играют. Не побоялся взять многих на драфте. Сейчас в первой команде четверо – а ведь еще и есть хорошие ребята и в фарм-клубе, и в юниорских лигах, и в России. Надеюсь, когда-нибудь будет еще больше!

– А кто такой ваш дядя, осознавали? Был он для вас кумиром?

– Да. У меня дома висела картина с портретами всех игроков Русской Пятерки и с автографами каждого из них – Слава, конечно, подарил. Помню, мы уже уехали в Россию, а он играл в "Атланте". Мы с дедушкой всегда вставали ночью и смотрели его матчи. Созванивались, разговаривали. Это мне тоже помогало.

– На льду он вам что-нибудь показывал?

– Особо нет. Больше показывал "Детройт", "Джо Луис Арену", раздевалку.

Владислав НАМЕСТНИКОВ. Фото AFP
Владислав НАМЕСТНИКОВ и Никита КУЧЕРОВ. Фото AFP
 

ПЯТИЛЕТНИЙ КОНТРАКТ В МХЛ ПОДПИСЫВАТЬ НЕ ЗАХОТЕЛ. И УЕХАЛ В КАНАДУ

Козлов вспоминает:

- Хоккей Владу всегда нравился, он старался. Очень много усилий, чтобы сделать из него хоккеиста, приложил мой папа.

Отец человека из Русской Пятерки, Анатолий Козлов – одна из легенд воскресенского хоккея. Помимо сына, воспитал олимпийского чемпиона Андрея Ломакина, был вторым тренером в "Химике" у Игоря Ларионова, взрастил Андрея Маркова.

Но для того, чтобы дед смог предметно заняться внуком, семье требовалось вернуться из Америки. Это произошло, когда Владу было восемь.

– Папа решил поехать играть в Россию, поэтому и вернулись. Он заключил контракт с "Ладой", а мы поселились в Воскресенске, где я родился. Папа с мамой решили, что мне лучше всего будет в этом городе – и дедушка поможет, и дом там.

– Сильно скучали там по жизни, к которой привыкли?

– Поначалу тяжело было. Пошел в школу, не умея ни читать, ни писать по-русски – только говорил. Надо было нагонять. Но поскольку ходил в частную школу, где было немного детей, все далось без больших проблем. Детский хоккей тоже немного разный, но к этому привык быстро. Мама каждое лето возила меня в Америку, чтобы я английский не забыл. Поэтому, когда поехал в канадскую юниорскую лигу, адаптация прошла легко.

– Много в вас как хоккеиста вложил дедушка?

– Он очень много мне дал. Вставал в 6 утра и тащил меня на каток. Если можно было, чтобы я покатался со старшими – тоже заставлял. Он всегда говорил мне максимально использовать скорость, обводить, лезть на ворота. Это изначально от него пошло. А второй дедушка со мной всегда на выезды ездил. Я им обоим очень благодарен. 

– Воспитывали вас в строгости? Кричали, может, и всыпать могли?

– Я был спокойным, нормальным ребенком, не хулиганил. Поводов особо не давал.

– Насколько большую роль в вашей карьере сыграли гены?

– Над руками можно работать, а видение площадки – это, считаю, как раз от природы. И дедушка сыграл свою роль. Он заставлял меня обыгрывать, но при этом не опускать голову и видеть все, что происходит вокруг. И папа мне то же самое говорил.

Учитывая переезды семьи туда-обратно, напрашивается вопрос: 

– По стилю вы себя больше кем считаете – российским хоккеистом или североамериканским?

– Прошел обе школы. У меня есть по чуть-чуть из каждой, и обе мне помогли. Из российской – игра в пас. Но нравится мне и играть у бортов, и лезть на ворота. Это – североамериканское. В общем, микс.

На взрослом уровне Наместников дебютировал рано, проведя в 16 лет сезон в "вышке", в "Химике". Но потом уехал в Канаду.

– А почему? – спрашиваю хоккеиста. – Начало взрослой карьеры задалось, да и такие родственники могли бы составить вам протекцию.

– Мне предложили подписать в МХЛ пятилетний контракт. Я посчитал, что это слишком много, заключил на год соглашение с "Химико