Купить билет Личный кабинет

Продолжение интервью с Оскарсом Бартулисом – первая часть http://hcadmiral.ru/news/2312/

В ЮНИОРСКИХ ЛИГАХ КАНАДЫ С НАМИ ЗАНИМАЛИСЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНО

– В России, как нам кажется, недооценивают силу европейского хоккея. Наши клубы не участвуют в Лиге чемпионов. Тебе же с «Донбассом» удалось выиграть в 2013 году Континентальный кубок.

– Трудно сравнить КХЛ, Лигу чемпионов или Континентальный кубок. Мне казалось, что уровень команд в Континентальном кубке не очень высокий. Я не знаю систему, кто и как доходит до финала. Мы, как хозяева, сразу оказались в финальной пульке. Что же касается европейского хоккея в целом, то в чемпионатах Швейцарии, Швеции, Финляндии хороший уровень хоккея. Возьмем тот же «Йокерит», который играл раньше в чемпионате Финляндии: да, они взяли после вступления в КХЛ игроков сборной, но костяк то остался. Тот же Кубок Шпенглера, в котором участвуют клубы КХЛ, показывает, что европейские команды бьются на равных с представителями КХЛ, и, порой, выигрывают.

Бартулис - обладатель Континентального кубка ИИХФ.

– Второй предмет для спора в России – это отъезд наших ребят в юниорские лиги Канады. Мол, там с молодыми никто не занимается, требуя результат.

– В мое время не существовало МХЛ, я тогда был в ЦСКА и играл в первой лиге за фарм-клуб против мужиков. Я бы не сказал, что за океаном никто не занимается с юниорами. Западная лига, лиги Квебека, Онтарио – отличные лиги. Нет там такого, что не работают с приезжими. Наоборот – работают. И работают много именно с иностранцами. Ведь местные ребята еще в школу ходят, а мы не ходили, там своеобразные правила на этот счет. Мы утром занимались дополнительно, с нами возились индивидуально. Не знаю, как сейчас, но в мое время было именно так.

Опять же сейчас в России есть МХЛ. Поэтому вопрос спорный: надо ехать или не надо. Это решают родители, агенты. Сейчас ты можешь остаться играть дома, здесь проходят тренировки, ты на виду у тренеров из КХЛ, тебя могут подключать к тренировкам и играм за взрослую команду, и я бы сказал, что это не худший вариант.

– Гудлевскис из МХЛ вышел.

– Вот и пример. Просто у каждого игрока всё в карьере индивидуально: важно, как карты лягут.

– То, что ты уехал в 17 лет пошло тебе на пользу?

– Трудно сказать, что было, если бы я остался. Задрафтовали меня отсюда или нет? Там по юниорам я провел хороший сезон, стал чемпионом юниорской лиги Квебека. Жалко, что в финале Мемориального кубка проиграли «Квебеку» Радулова. Я не жалею, что уехал. Выучил язык, провел там 8-9 лет, если считать с юниорских лиг до команды НХЛ. Я ни о чем не сожалею.

У МЕНЯ ЗОЛОТАЯ НОГА

– Третий миф, что в АХЛ играют одни дуболомы.

– Это раньше так было. А сейчас хоккей меняется, игра становится быстрей, умней. Конечно, у каждого своя задача: у кого-то убивать меньшинство, у кого-то реализовывать большинство, ну а кто-то дерется. Но я бы не сказал, что сейчас это ярко выражено: с каждым годом спрос на тафгаев уменьшается. У команд в АХЛ есть свой рисунок. Если посмотреть, то многие большие звезды проходят через АХЛ. Может быть, кто-то сразу не готов к НХЛ: поиграет год-два, обобьется. В АХЛ очень много работы: те тренеры, которые приезжают летом в наш лагерь, после тренировок занимаются с игроками индивидуально на льду: по катанию, по броскам, над вбрасываниями.

– Помнишь дебют в НХЛ за «Филадельфию» (12 ноября 2009-го против «Оттавы»)?

– Да, помню. Вначале нервничал, но потом все встало на свои места. Конечно, после АХЛ сразу заметна разница в скорости. Помню, крутился в углу за Ковалевым: туда, сюда, никак не мог поймать, но потом привык.

– А единственный гол, что забил за два сезона (25 марта 2010 года «Миннесоте» в 49-й игре в карьере)?

– Да, мне тогда сказали, что у меня золотая нога (улыбается). Шайба от колена залетела, но гол есть гол. Судья засчитал. Там был бросок по воротам, вратарь отбил, шайба отлетела мне в колено и затем в сетку. Движения ногой я не делал, так что все по правилам.

ЛУЧШЕ ВСЕГО В НХЛ БОЛЕЮТ В МОНРЕАЛЕ, ТОРОНТО И ВАНКУВЕРЕ

– Атмосфера на матчах НХЛ действительно непередаваемая?

– Смотря где играешь. Если в канадских клубах, то атмосфера очень интересная. В плей-офф играли в «Монреале», там просто обалденно, люди всей душой болеют хоккеем. Если говорить про Америку, то во Флориде полкатка только заполняется, и тишина на трибунах. Даже в юниорах или в фарм-клубах больше народу ходит, чем там на НХЛ. Во Флориде больше любят баскетбол.

– Где больше всего там понравилось играть?

– В Монреале, Торонто, Ванкувере – канадских городах с большой хоккейной историей. Еще отмечу Колорадо, и, конечно, Нью-Йорк – «Мэдисон Сквер Гарден». В «Нью-Йорке» на мою «Филадельфию» всегда очень серьезно фанаты настраиваются, потому что там длинная история взаимоотношений между клубами.

– Какой матч в НХЛ запомнился больше всего?

– Если брать просто регулярку, то она идет матч за матчем. Отметил бы Winter Classic (матч под открытым небом) в Бостоне в 2010 году. Это запоминается – это очень интересно. За день до игры мы около часа тренировались, привыкали к тому, что нет крыши (смеется). После этого час можно было кататься с семьей. В НХЛ Зимняя классика считается семейным праздником. Еще отметил бы финал, когда сражались с «Чикаго». Такая атмосфера не забывается. Вот эти игры больше всего запомнились.

НА ФИНАЛЕ С МАЙКЛОМ ДЖОРДАНОМ

– Почему уехал в свое время из НХЛ?

– В один из сезонов я очень мало играл, в основном сидел в запасе, но тут у меня появился шанс. Крис Пронгер получил тяжелую травму, и, как оказалось впоследствии, закончил из-за этого карьеру. У меня первая игра, вот мой шанс, но я получаю серьезную травму и заканчиваю сезон в первой же игре. Это один из тех моментов, который повлиял на мою карьеру. Так вот всё и закончилось, тренер меня невзлюбил. Я сыграл 10 игр, а во время следующей предсезонки мне сказали, что состав уже есть.

– Больше «Филадельфия» не звала?

– «Филадельфия» - нет. Был вариант уехать после Олимпиады, но в Донецке у нас подобралась хорошая команда, поэтому не хотелось кидать коллектив. Да и убегать сразу после Олимпиады было бы некрасиво и против всех правил. Опять же могло и не получиться в НХЛ, как бы после этого на меня смотрели здесь? Решил остаться в КХЛ.

– На «Лос-Анджелес Кингз» часто ходят болеть звезды Голливуда. Ты за годы в Филадельфии видел кого-нибудь из знаменитостей?

– Понмю один интересный момент. Когда меня подняли из АХЛ в НХЛ, нам предстояла поездка в Лос-Анджелес. Прилетаем туда, и меня там друзья из Латвии пригласили на ужин. Приходим в заведение, садимся за столик, а за соседним Пэрис Хилтон ужинает. Сделал сэлфи, конечно. Интересно получилось: первый выезд и сразу такое соседство (улыбается). Знаменитостей очень много на хоккей ходит. Во время финала Кубка Стэнли в Чикаго Майкла Джордана видел, множество кинозвезд.

ПОНЯТЬ ПРОИСХОДЯЩЕЕ НА АМЕРИКАНСКОМ ФУТБОЛЕ ТРУДНО

– На бейсбол или американский футбол удалось сходить?

– Ходил один раз на американский футбол, но понять происходящее трудно, хотя и знаешь правила. Кстати, американский футбол смотреть гораздо интересней бейсбола. На бейсболе сидишь и ждешь, когда же они по мячу попадут. Когда попадут, начинается движуха (смеется), а если нет, то опять бросают. Футбол же ближе к хоккею: есть борьба, удары, бывает, выносят людей.

– Как повлияла на тебя Северная Америка, что изменила в тебе НХЛ?

– Может быть, немного по-другому стал смотреть на жизнь. В Америке все на позитиве, все тебе улыбаются, все в порядке у всех и всегда. После летнего лагеря тебя из команды НХЛ отсылают в АХЛ, но все на позитиве с улыбкой говорят: мол, ты хороший игрок, главное – работай, и мы позовем тебя обратно. Тоже самое и в бытовой жизни. Все всегда улыбаются, все нормально – жизнь удалась.

НА ПЕРВЫЙ ЧЕМПИОНАТ МИРА ПОПАЛ ПО ПРОТЕКЦИИ ЗНАРКА

– Ты дебютировал за национальную сборную Латвии в 18 лет на чемпионате мира-2005 в Австрии. Помнишь тот единственный для себя поединок на турнире?

– Да, насколько помню, проиграли шведам 2:9. Первый период я не играл, сидел на скамейке. Эта игра нам ничего не давала, после первого периода мы горели 0:4 и мне сказали: ладно, иди играй. У шведов была серьезная команда с братьями Сединами. Игра и весь чемпионат запомнились. Я не сразу поехал в Австрию, меня заявили только после первых четырех встреч. Я и не ожидал этого. Тренировался в Риге, в зале. Позвонил тренер, говорит – давай, собирайся, у тебя через три часа самолет. Тогда главным тренером работал Леонид Берестнев, а помогал ему Олег Знарок, который одновременно возглавлял молодежную сборную. Вот Знарок и составил мне протекцию (улыбается).

– Австрийский чемпионат мира вошел в историю тем, что из-за локаута в НХЛ сборные собрали сильнейшие составы. Как ты себя ощущал в звездной компании?

– Если бы играл весь чемпионат, то ощутил б всё сполна, а смотреть с трибуны – это другое. Жили в одной гостинице с канадцами: с интересом смотрел на Бродо, Хитли. 

НА ОЛИМПИАДЕ В СОЧИ ХОДИЛ НА ШОРТ-ТРЕК

– Всего в твоей карьере значится три чемпионата мира и две Олимпиады – в Ванкувере (2010) и Сочи (2014). Причем в Сочи ты был ассистентом капитана сборной. Что запомнилось ярче всего?

– Обе Олимпиады. На первой ты узнаешь, что такое Олимпиада. В 2010 году я приехал в Ванкувер из НХЛ. Тогда все сборники прибывали в расположение команд чуть ли не в день первой игры, а уезжали обратно сразу после заключительной встречи своей сборной. Тогда я не почувствовал атмосферы Олимпиады, не видел открытия и закрытия. А в Сочи для меня случилась полноценная Олимпиада. Прилетел на открытие, ходил на парад. Нашлось время сходить на другие виды спорта. Вторая Олимпиада для нас оказалась удачней, совсем немного не хватило до сенсации в матче с Канадой. 1:2 проиграли тогда, хотя всю игру держались 1:1, но они в концовке нас дожали. Гудлевскис тогда чудеса творил, у нас собралась хорошая команда. Для Озолиньша это была последняя Олимпиада и последние игры в сборной. Он был капитаном, можно сказать, как батя. Тренировал нас Тэд Нолан, именно под его руководством я начинал выступать по юниорам в Канаде.

– Никогда прежде в истории зимние Олимпийские игры не проводились в субтропиках – Сочи стали первопроходцем. Внизу – лето, наверху – зима.

– Мне понравилось, снега только не хватало внизу, хотя к этому привык быстро, дня за два. Я наверх даже и не съездил, хотя возможность была.