Купить билет Личный кабинет

ТРИУМФАТОР БАФФАЛО

Игорь Бобков — тот самый парень, который при счёте 0:3 вышел на лёд в финале молодёжного чемпионата мира Россия – Канада. Его появление перевернуло ход удивительного матча и привело к триумфу подопечных Валерия Брагина.

Видео финала Канада - Россия - 3:5.

Однако за пять лет, проведённых Бобковым за океаном, на родине его успели подзабыть. 24-летний вратарь курсировал между АХЛ и ECHL, так и не дебютировав в НХЛ. После окончания контракта с «Анахаймом» он принял решение вернуться в Россию, заключив двухлетний контракт с «Адмиралом». Бобков уже провёл первый матч за свою новую команду на Кубке президента Республики Казахстан, после чего дал эксклюзивное интервью спецкору «Чемпионата» Дмитрию Ерыкалову.

«ПЛАНИРОВАЛ ПРОВЕСТИ ПРОШЛЫЙ СЕЗОН В АХЛ»

— Что вас подтолкнуло к возвращению в Россию?

— Я отыграл в Северной Америке пять лет, это серьёзный срок. Однако не всё складывалось удачно, поэтому я решил вернуться. Да и дом есть дом, мне приятно вернуться в Россию. Решение я принимал не один, а посоветовавшись с семьёй.

— Вы приняли его спонтанно, махнув на всё рукой, или давно думали о возвращении?

— Не могу сказать, что я давно думал об отъезде. Просто пришло межсезонье, и мы посмотрели с агентом, что предлагают другие клубы. Где-то с середины июля я начал всерьёз задумываться о месте продолжения карьеры.

— Посещали ли вас мысли о возвращении в Россию прошлым летом, когда заключали контракт с «Анахаймом» на один год?

— Тогда я заключил тот же самый контракт, что у меня был до этого. Я планировал провести год в АХЛ, но что-то не сложилось. Думал, что я готов, но тренеры посчитали иначе. Пришлось играть в ECHL, чем я не очень удовлетворён.

— Наверняка пойдут разговоры, что вы сдались, опустили руки. Самого такие мысли не посещают?

— Почему опустил руки? Двери в НХЛ для меня не закрыты. Я ещё молодой – вернуться в случае чего всегда успею.

— Вас неоднократно вызывали в основу «Анахайма», но так и не дали сыграть ни одного матча. Когда вы были ближе всего к тому, чтобы дебютировать в НХЛ?

— В последний раз. Тогда разом сломались практически все вратари, а здоровыми остались только мы с Андерсеном. Мы играли с «Миннесотой», вели после первого периода 3:0, а во втором уже проигрывали 3:4. Думал, что вот он – шанс…

— Однажды в основу «Анахайма» в пожарном порядке вызвали 43-летнего вратаря из хоккея на роликах. Удалось познакомиться с таким удивительным человеком?

— Да, поздоровались. Там смешная ситуация была. «Анахайм» играл в Баффало, а мне лететь из Норфолка было далеко, с пересадками. Игра начиналась в 19:00, а я приземлился только в 18:30. На всякий случай вызвали этого вратаря. Он даже поучаствовал в разминке, но в итоге я успел к игре и принял у него эстафету.

«ПОСЛЕ 12 ЧАСОВ ПЕРЕЕЗДА НА АВТОБУСЕ ПЕРЕЛЁТЫ МНЕ НЕ СТРАШНЫ»

— Помимо «Адмирала» другие российские клубы на вас не выходили?

— Как только я сказал агенту, что хочу вернуться, вариант с «Адмиралом» возник практически моментально. Буквально через день-два.

— За те пять лет, что вы провели в Северной Америке, родная «Магнитка» не звала обратно?

— В первый год после возвращения Фёдора Канарейкина в Магнитогорск он звонил мне, спрашивал, как у меня дела. Но это было очень давно. Не исключаю, что они следили за мной, но никаких контактов с представителями «Металлурга» не было.

— Уехали бы вы из «Магнитки», если бы вам дали такой же шанс, как сейчас 18-летнему Илье Самсонову?

— Естественно, если у тебя есть возможность играть в одной из лучших лиг мира, то за неё нужно цепляться. Зачем тогда куда-то уезжать? Я в своё время отправился в Канаду только за игровой практикой.

— Сейчас действует запрет на европейских вратарей в CHL. Получается, молодые российские вратари оказались в ловушке и у них нет выбора, где продолжать карьеру?

— Надо грызть лёд! Это единственный выход. Что касается этого правила, то оно свидетельствует о том, что с каждым годом появляется всё больше хороших европейских вратарей. С другой стороны, это дискриминация.

— В «Адмирале» интернациональный штаб: тренер по защитникам – швед, по физподготовке – американец, спортивный директор с канадским гражданством. Чувствуете себя в своей тарелке?

— Когда знаешь английский, то, конечно, чувствуешь себя комфортнее. Брэндона Бови я помню ещё по «Анахайму», где он во время лагеря новичков помогал нашему тренеру по физподготовке. Так я уже знаю, какие ждать упражнения.

— На «Фетисов Арене» маленькая коробка, на большинстве арен в КХЛ – большая. Придётся постоянно переключать тумблер?

— Я знаю примерно, как это работает. На канадских коробках другие углы, во вратарской площади немного по-другому перемещаешься. Если знаешь, что будешь играть на большой коробке, – какие-то фишки просто не используешь. Ну и на «канадке» клюшкой играть проще, бегать далеко не приходится.

— Настало время неизбежного вопроса про многочасовые перелёты, который задают всем игрокам, которые переходят в дальневосточные клубы.

— Меня совершенно это не пугает. Я давно привык к перелётам, нормально их переношу и знаю, чего ожидать. Куда тяжелее переносятся многочасовые переезды на автобусе, которые распространены в низших североамериканских лигах. Ближайшая поездка у нас в «Норфолке» была до «Херши» — 6-7 часов, а нередко бывало и по 12 часов добирались до другого города. Несмотря на то что автобус у нас был лежачий, больше двух-трёх часов поспать в раскорячку не получилась. После этого самолёты мне не страшны.

«НЕ ПУСТИЛИ НА СЕКРЕТНУЮ БАЗУ В НОРФОЛКЕ ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО Я РУССКИЙ»

— О «Лондоне», где вы начинали свою заокеанскую карьеру, говорят как о команде, максимально приближенной к НХЛ. Так ли это?

— Действительно это так. 10-тысячная арена почти на каждом матче заполнена до отказа, все билеты проданы, поддержка нереальная. В «Лондоне» высокий уровень организации, но и требования такие же высокие. Главным тренером у меня был Дэйл Хантер, а менеджером – его брат. Они оба поиграли в НХЛ и прекрасно понимают, как всё должно быть устроено. Если ты провёл в «Лондоне» несколько лет, то в НХЛ приходишь полностью готовым. Нет никакого культурного шока.

— Велика ли разница между организацией дел в «Лондоне» и других командах лиги Онтарио?

— Так как зарплату игрокам платить не надо, все заработанные деньги владельцы тратят на гостиницы, переезды и прочее. Так что с клубной организацией нет никаких проблем и в других клубах. А вот дворцы встречаются разные. Если Лондон – это хоккейный город, где арена расположена в самом центре, то бывают такие места, где и стадион тысячи на две, и борта сделаны непонятно из чего.

— В составе «Юты» вы играли на арене, где проходила Олимпиада 2002 года. Там что-нибудь напоминает об Играх?

— Разве что олимпийские кольца, установленные около арены, а также тренировочный каток для шорт-трека и конькобежного спорта дают понять, что когда-то здесь была Олимпиада. Может быть, в горах что-то осталось. Но в целом прикольно было осознавать, что ты играешь на арене, где происходило такое грандиозное событие, за которым я следил, будучи 11-летним мальчишкой. Дворец до сих пор находится в отличном состоянии и производит сильное впечатление. Сам Солт-Лейк-Сити – город совершенно прекрасный. Горы опоясывают его с разных сторон, очень красиво. Утром там можно поехать на лыжах покататься, а вечером в гольф поиграть.

— Разве лыжи для профессиональных спортсменов – это не опасно? Можно получить травму. Порой, запрет на лыжи и другие экстремальные увлечения даже в контракте прописывают.

— Да нет, никто нам не запрещал. Бывало даже так, что владелец команды приходил в раздевалку и говорил: если выигрываете сегодня – я беру с собой всю команду кататься на лыжах. Получался неплохой тимбилдинг.

— В «Юте Джаз» долгое время играл Андрей Кириленко. Вас, как тоже высокого русского, не сравнивали с ним?

— Да нет, ничего такого не было. Более того, я один раз сходил на баскетбол в Юте и понял, что это не мой спорт.

— В «Адмирал» вы перешли из «Норфолк Адмиралс». Это судьба?

— Наверное (смеётся). Сразу подумал об этом совпадении. Ещё в прошлом сезоне, общаясь со своим приятелем Костей Соколовым, отмечали, что оба играем в команды с названием «Адмирал», расположенных на восточном побережье. Только он в России, а я – в США.

— У вас шлем, разукрашенный в морской тематике, не сохранился со времён игры за «Норфолк»? Можно было не перекрашивать.

— Есть только шлем «Анахайма», в котором пока и играю. Дело в том, что все вратари системы клуба должны носить экипировку в цветах «Дакс»: от щитков до шлема. И неважно, в АХЛ играешь или в ECHL. Такие правила.

— Игроки «Адмирала» нередко посещают корабли, которые стоят в порту, а недавняя презентация команды прошла на ледоколе «Адмирал Макаров». В Норфолке, как в таком же портовом городе, было что-то подобное?

— Норфолк – это морской город, там расположена военно-морская база США. Мы несколько раз ходили на экскурсии с командой. Правда, меня с моим российским паспортом далеко не везде пускали (смеётся). Например, на корабле на воздушной подушке побывать удалось, а вот на вертолёты посмотреть уже не пустили. Там была секретная база, на которую пускали только американцев с канадцами.

— На российском Дальнем Востоке куча морепродуктов, икра. Восточное побережье США чем-то знаменито в плане еды?

— Да не особо. Есть рестораны, которые так и называются – «рыбное место», где можно крабов поесть. А вот на Аляске я ел палтуса. В каждом ресторане эту рыбу по-своему готовят, это настоящая местная фишка. Вообще интересно было побывать на Аляске, на земле, которая когда-то была частью моей родины. Мы там с командой были под Новый год. Едем на раскатку – темно, с раскатки в отель – светало, ехали на игру – уже темно.

— Вы играли и в АХЛ, и в ECHL – лиге восточного побережья. Уровень игры в этих лигах заметно разнится?

— Я заметил, что чем ближе плей-офф, тем в ECHL выше напряжение и скор